Ищете где купить стеновые панели в Новосибирске недорого?
Опрос
Корабли, чертежи и фото которых вам наиболее интересны

речные колесные пароходы
русские парусники времен Петра 1
броненосцы Русско-Японской войны
дредноуты и линкоры Первой мировой


Результаты опроса
Комментарии
    08.01.17 16:18 Написал(а) NFYZ (из города москва)
Спасибо, очень содержательно.
В японских названиях кораблей (Manshu-Маш, Sado-Маш и др.) видимо должно быть не -Маш, а -Maru. При сканировании, копировании и прочей обработке эл. текстов такие искажения бывают.
читать статью »
    12.11.13 22:44 Написал(а) Sailor
Спасибо, исправлено.
читать статью »
    12.11.13 04:40 Написал(а) Cfif
Товаро-пассажНРЕКий пароход «Цесаревич». Что означает слово пассажНРЕКий?
читать статью »
    04.09.12 15:03 Написал(а) Moskva
Очень любопытный ресурс, если б ещё сделали раздел с чертежами для моделирования кораблей, цены б не было.
читать статью »
Покупайте здесь форму для мальчиков.

Участие спасателей в работе народного хозяйства

Основная часть подводно-технических работ, которые проводились ЭПРОН в довоенный период, была связана с сооружением различных народнохозяйственных объектов. Так, большой объем дноуглубительных подрывных работ был выполнен при строительстве Беломорско-Балтийского канала. Для технического и организационного руководства подобными работами 1.09.1930 г. в ЭПРОН было создано специальное управление дноуглубительных работ во главе с И.К. Фесенко.
В пояснительной записке о состоянии работ на 1.11.1930 г. приводятся сведения о строительных работах Балтийской партии ЭПРОН в Кронштадтском военном порту по ремонту мола и стенки, об участии эпроновцев в строительстве пирса, мола и набережной в Севастополе, гидротехнических сооружений в портах Сочи, Батуми и Поти, а на Дальнем Востоке — во Владивостоке, на Русском острове, в прокладке трубопроводов и электрокабелей в бухте Золотой Рог.
На Каспии эпроновцы в 1931 г. приняли участие в строительстве большого пирса в Баку, а в 1933 г. там же отремонтировали подводную часть эллинга судоремонтного завода им. Закавказской Федерации. На протяжении нескольких лет водолазы под руководством инженеров-гидростроителей А.И. Оганова и П.Ф. Вишневского участвовали в строительстве нефтегавани в Махачкале.
В 1936 г. при выявлении и изучении нефтеносных районов в Каспийском море эпроновцами на глубине 12 м была установлена первая нефтяная вышка. Эта работа была выполнена по проекту и под руководством Н.П. Чикера. Активное участие принимали инженеры-гидротехники и водолазы Каспийской экспедиции при последующих работах по освоению морской добычи нефти. Водолазы ЭПРОН успешно выполнили правительственное задание по восстановлению слипа на Астраханской судоверфи им. Кирова.
До 1937 г. подводно-технические работы выполнялись по распоряжениям ГУ ЭПРОН и НКМФ и проводились в основном в интересах народного хозяйства. Функциональное закрепление за
ЭПРОН обязанностей по выполнению гидротехнических работ для Военно-Морского Флота впервые было определено в Положении об Аварийно-спасательной службе на Морских силах РККА, введенном в действие приказом наркома обороны от 11.02.1937 г. В соответствии с ним в 1938 г. в составе ГУ ЭПРОН был образован специальный (2-й) отдел технического обеспечения берегового строительства, который в 1939 г. при очередной реорганизации ГУ ЭПРОН был преобразован в отделение по гидротехническим работам, а затем трансформирован в 3-й отдел гидротехнических работ.
В пояснительной записке к уточненному промфинплану ЭПРОН за 1938 г. указывалось, что в 30-е гг. получили большой размах водолазные, гидротехнические и взрывные работы. В связи с дальнейшим возрастанием объемов этих работ и повышением их значимости в деятельности ЭПРОН 11.09.1940 г. наркомом Морского флота было утверждено Положение о производстве под-водно-технических работ, выполняемых ЭПРОН для военных, промышленных, транспортных и других наркоматов и ведомств СССР. В этом положении детализировались отношения с заказчиками, а также подчеркивалась необходимость специализации ЭПРОН и применения техники для выполнения гидротехнических работ.

К началу Великой Отечественной войны в состав ЭПРОН входили девять отрядов и групп, выполнявших гидротехнические работы: Ленинградский и Московский отряды подводно-техниче-ских работ (ОПТР), группы ПТР в Новороссийске, Одессе, Баку, Астрахани, Владивостоке, Мурманске и на о. Сахалин (строительство № 15 НКВД).
Ленинградский и Московский отряды, а также группа ПТР на строительстве № 15 НКВД непосредственно подчинялись ГУ ЭПРОН, остальные входили в состав экспедиций.

О характере проводившихся с 1937 г. наиболее крупных под-водно-технических работ дают представление материалы ежегодных отчетов. Так, например, в них указывалось, что Ленинградский ОПТР в период 1938—1941 гг. участвовал в строительстве гидротехнических сооружений в порту о. Диксон, под Ленинградом на объекте № 200 НКВД, в Полярном, в Палдиски, на о. Даго и в других портах Эстонской ССР, на ленинградском заводе «Большевик» (водозабор).

Московским ОПТР в период 1938—1941 гг. проводились работы: по прокладке нескольких кабелей высокого напряжения через р. Москву, дюкеров через р. Волгу под Астраханью и через р. Москву у Коломны, по углублению Щербаковских порогов на р. Волге, по строительству водозаборов для Соликамского бумажного комбината и для Сумгаитской ТЭЦ на Каспийском море.
Подразделения Черноморской экспедиции в 1941 г. из подвод-но-технических работ выполняли углубление акватории на судоремонтном заводе им. Марти в Одессе, обслуживание водолазами Днепрогэса в Запорожье, разборку взрывным способом старых ферм железнодорожного моста через р. Днепр у станции Рыбица, выемку грунта, бетонирование цементом, подводную электросварку на Киевской электростанции N°2; обследование порта и эллинга судоремонтных мастерских в Новороссийске, акваторий судоремонтного завода № 238 в Феодосии, портов Туапсе и Сочи; ремонт мола судоремонтного завода № 201 в Севастополе.
Каспийской экспедицией в 1941 г. были выполнены: разделка взрывом затонувшей баржи, работы по строительству волнолома в Махачкале; укладка подводного нефтепровода на п-ове Апшерон для Азнефтезаводстроя; подводно-буровые и взрывные работы по углублению порта и строительства набережной в Баку.
В связи с короткими сроками формирования отрядов и групп подводно-технических работ их материально-техническое оснащение часто отставало от потребностей, обусловленных стоящими задачами, а также имел место некомплект опытного руководящего состава. Однако в большинстве случаев эти трудности роста успешно преодолевались, что позволило эпроновцам в военный период выполнять многие сложнейшие задания правительства и командования ВМФ.
Во время советско-финляндской войны 1939—1940 гг. ЭПРОН получил опыт по аварийно-спасательному обеспечению боевых действий флота. Суда и личный состав Балтийской экспедиции осуществляли обеспечение боевых действий соединений Краснознаменного Балтийского флота (КБФ) и частей Красной Армии. Обеспечение производилось выделением в районы боевых действий спасательных судов или аварийно-спасательных групп (АСГ).
В постоянной готовности к оказанию помощи поврежденным кораблям БФ в районе Финского залива находились спасательные суда «Сигнал», «Колывань» и плавбаза «Трефолев», а в районе Ладожского озера — спасательный буксир «Водолаз». «Сигнал» в период войны снял с мели сторожевые корабли «Снег» и «Циклон», тральщик «ТЩ-41» и плавкран. Им были спасены от сжатия льдами тральщики № 211 и 214. «Трефолев» участвовал в ликвидации аварии на ледоколе «Ермак». «Водолаз» поднял провалившиеся под лед четыре боевые машины и передал их частям Красной Армии, оказал помощь получившей повреждение канонерской лодке «Ораниенбаум» и обследовал в боевых условиях два погибших тральщика — № 34 и 35.
В феврале 1940 г. было сформировано пять АСГ от 15 до 32 чел. каждая. АСГ действовали в различных районах Финского и Выборгского заливов, на реках и болотистых местах Карельского перешейка. Личным составом АСГ в сложных условиях суровой зимы были подняты со дна рек и озер и переданы частям Красной Армии 34 танка и 6 грузовых автомашин. При подъеме техники из воды на льду устанавливали козлы на полозьях, оснащали гини. Для создания тяговых усилий при подъеме использовали танки и тракторы частей Красной Армии.
Действиями АСГ руководили: интендант 3 ранга Я.С. Плеханов, интендант 2 ранга В.И. Ульянычев, а также старший политрук А.Е. Панфилов, политрук А.Д. Карташов, техник-интендант 1 ранга Я.И. Мишин. За 1939—1940 гг. в Финском заливе было поднято 14 малых кораблей и судов, получивших повреждения и затопленных в ходе войны. Всего в обеспечении боевых действий участвовало 285 чел. (99 — в составе АСГ и 186 — на судах).
Действия Балтийской экспедиции в боевых условиях получили высокую оценку Военного совета БФ и командования фронта, 8 чел. были награждены государственными наградами: орденом Красной Звезды — командир спасательного судна «Сигнал» капитан 3 ранга М.И. Сергеев, политрук И.З. Салий, командир отделения водолазов Ф.Т. Андреев, старшина группы водолазов Ф.С. Тарасов, медалью «За боевые заслуги» — старшина группы машинистов Мельников, машинист краснофлотец П.И. Нечаев, радист Г.Н. Васильев и такелажник В.П. Ермаков.

Захаров и Крылов - первые начальники ЭПРОН

КРАТКИЕ ИТОГИ

Не все в истории ЭПРОН предвоенных лет было окрашено светлой краской. Так, в 1940 г. при ревизии Черноморской экспедиции комиссией НКМФ СССР было отмечено, что при подъеме парохода «Цесаревич Алексей» систематически нарушались инструкции по водолазной службе, что повлекло 68 случаев кессонных заболеваний, врачебной помощи на месте работы организовано не было. За эти и другие недостатки начальник Черноморской экспедиции интендант 1 ранга Н.Ф. Кравец приказом наркома Морского флота СССР от 17.12.1940 г. № 30с был отстранен от занимаемой должности, а ряд других должностных лиц наказаны в дисциплинарном порядке.
Затронули ЭПРОН и репрессии, основная волна которых пришлась на 1937—1938 гг. За этот период из числа военного и вольнонаемного состава ЭПРОН было уволено 147 чел., из которых 67 чел. было арестовано.
Были арестованы ведущие специалисты Главного управления корабельные инженеры Т.Н. Бобрицкий и В.Ф. Кюнстлер, начальник Дальневосточной экспедиции Ф.М. Бауман и ее водолазный специалист ГА. Волынец, преподаватели Военно-морского водолазного техникума Е.М. Миллер, МЛ. Острый, А Ратнер, командиры спасательных судов НА. Клих и АФ. Бурлаков. В результате этих противоправных акций напряженное положение с квалифицированными кадрами в ЭПРОН усилилось.
В 1940 г. Наркоматом государственного контроля СССР (нарком Л.З. Мехлис) была проведена ревизия финансово-хозяйственной деятельности Главного управления ЭПРОН за 1936—1940 гг. Было выявлено завышение сметной стоимости подрядных и договорных работ по судоподъему и подводно-техническим работам, а также получение незаконной прибыли за несение аварийно-спасательной службы, финансируемой из госбюджета. Ряд лиц руководящего состава ГУ ЭПРОН были уволены, а основные виновники злоупотреблений привлечены к судебной ответственности.
По результатам ревизии в декабре 1940 г. был издан приказ наркома Морского флота, а 6.02.1941 г. — постановление СНК СССР № 252—116сс, в котором приводился анализ состояния дел в ЭПРОН и указывалось на то, что аварийно-спасательная служба ЭПРОН по технической оснащенности и состоянию аварийно-спасательных средств не отвечает современным требованиям. Наиболее неудовлетворительное состояние аварийно-спасательной службы на Тихоокеанском, Северном и Черноморском военных театрах. В результате недооценки современной техники и неправильной близорукой ориентировки только «на практику» руководством ЭПРОН крайне неудовлетворительно велась работа по усовершенствованию имеющихся и внедрению новых аварийно-спасательных средств и отсутствовала забота о повышении научно-технической подготовки кадров.
В постановляющей части этого документа был объявлен строгий выговор начальнику ЭПРОН Ф.И. Крылову, а наркому Морского флота О.С. Дукельскому указывалось на отсутствие с его стороны контроля и непринятие мер по устранению недостатков и предписывалось в месячный срок представить на утверждение Экономсовета проект структуры и положения об ЭПРОН.
Многие из недостатков, указанных в постановлении СНК, были следствием двойного подчинения ЭПРОН. О сложности работы ЭПРОН в таких условиях Ф.И. Крылов неоднократно докладывал вышестоящему руководству.
Обосновывая причины выявленных недостатков, указанных в приказе наркома Морского флота, начальник ЭПРОН Ф.И. Крылов в письме начальнику Главного морского штаба адмиралу И.С. Исакову от 23.12.1940 г. отмечал, что полная зависимость ЭПРОН в материально-финансовом отношении от НКМФ не дает возможности в необходимой мере выполнять постоянно увеличивающиеся задачи аварийно-спасательного обеспечения, в которых больше других заинтересован Военно-Морской Флот. «Это положение и заставило в последние два года поставить перед вышестоящими инстанциями вопрос об окончательном переходе ЭПРОН в систему НКВМФ. Затяжка в решении вопроса о переходе побудила руководство Наркомморфлота считать приказ НКО № 016—1937 г. утерявшим силу и рассматривать ЭПРОН как гражданскую организацию, подчиненную только Наркомморфлоту». Крылов пишет, что необходимо в порядке выполнения приказа №016 принять в 1941 г. меры по упорядочению аварийно-спасательной службы на флотах. При этом прилагается подробный доклад о состоянии дел на флотах и конкретные предложения по устранению недостатков.
1.02.1941 г. Ф.И. Крылов по этому же вопросу обратился с докладом к наркому Морского флота О.С. Дукельскому и наркому ВМФ адмиралу Н.Г. Кузнецову, где, в частности, указал: «Мой долг доложить Вам, что если в самое же ближайшее время вопрос об ЭПРОН коренным образом не будет решен, если ЭПРОН не будут определены твердые и ясные правовые основания и если руководство деятельностью ЭПРОН останется прежним, то обеспечение аварийно-спасательной службой Военно-Морского Флота на 1941 г. будет стоять под угрозой срыва».
На докладе Ф.И. Крылова адмиралом Исаковым 21.02.1941 г. была наложена резолюция: «ЗНК адмиралу Галлеру. Считаю, что ввиду оргсложности с ЭПРОН надо обновить приказ по взаимодействию НКВМФ с НКМФ и ЭПРОН с флотами. Задание т. Бабину дано. Надо на ГВС поставить вопрос с докладом Крылова, чем мы должны помочь (УК, ТУ и т.д.)».
В архивах Военно-Морского Флота не удалось обнаружить материалы с проектом структуры и положения об ЭПРОН, которые должны были быть представлены руководством НКМФ в Эконом-совет в марте 1941 г., как и каких-либо решений командования ВМФ. Затянувшийся вопрос о подчиненности ЭПРОН был быстро и однозначно решен после вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз.

К началу Великой Отечественной войны ЭПРОН стал уже достаточно мощной организацией. Он имел 28 спасательных судов и спасательных буксиров, в том числе 7 современных специальной постройки, 50 водолазных ботов, несколько плавбаз для судоподъемных работ, барж, килекторов и других специализированных судов, располагал в соответствии с потребностями мирного времени достаточным понтонным парком и другими техническими средствами для выполнения судоподъемных и аварийно-спасательных работ. Все это позволяло достаточно успешно выполнять те задачи, с которыми пришлось столкнуться в ходе войны. В большой мере этому способствовало также и то, что ЭПРОН с момента его создания формировался на основе военной структуры.